АНАТОМИЯ НАДУВАТЕЛЬСТВА

 

А.Ольховский

АНАТОМИЯ НАДУВАТЕЛЬСТВА

«В благоустроенном государстве

взятки даются без свидетелей,

между четырех глаз».

М.А.Булгаков,

из сценария фильма

«Необычайное происшествие, или ревизор»

В конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века мне довелось жить и работать в Днепропетровске. В силу характера своей работы я был хорошо знаком с элитой здравоохранения города и однажды кто-то из этой элиты рассказал мне следующую правдивую, как потом оказалось, историю, смахивающую на анекдот.

В Днепропетровске есть психиатрическая больница, которую в народе кличут не иначе как «дурдом на Игрени». Название Игрень, по самой популярной версии, произошло от татарского «Огринь» — проклятое место. До сих пор это самая крупная психиатрическая больница тогда в СССР, а сейчас в СНГ — целый город в городе. По своим размерам (около 2000 коек) она превосходит Канатчикову дачу в Москве и психиатрическую больницу на Пряжке в Питере.

Как-то раз в это богоугодное заведение и юдоль печали нагрянула ревизия. Комиссия работала две недели и никаких особых замечаний не было. В предпоследний день работы один из членов комиссии в шутку сказал главному врачу больницы:

— Все у тебя нормально – хорошая больница и такая большая – только почему нет бассейна для твоих пациентов? — шутка была с намеком на бородатый анекдот.

— Будет! – бодро ответил главный врач.

Наутро изумленному взору комиссии предстал готовый двадцатипятиметровый бассейн с четырьмя дорожками. Оказывается, ночью в больницу приехала рота солдат (в те времена Днепропетровск был закрытым городом и недостатка в воинских частях различных родов войск в нем не было) и развернула надувной бассейн. Комиссия выставила больнице высокую оценку и уехала в полном восторге. На следующий день бассейн свернули, а главный врач впоследствии стал начальником управления здравоохранением облисполкома Днепропетровской области, затем депутатом Верховной Рады и известным политиком в Украине начала 90-х годов.

На прошлой неделе в Кемеровском областном театре драмы состоялась премьера комедии Н.В.Гоголя «Ревизор» (режиссёр-постановщик Антон Безъязыков). Там тоже надувают, только не бассейн, а дом городничего с колоннами и портиком (художник-постановщик Фемистокл Атмаздас). «Такое сооружение в оформлении драматических спектаклей, по словам арт-директора кемеровской драмы Давида Бурмана, ранее не использовалось» — пишет в своей рецензии на спектакль Ольга Гулик (см. статью «Потёмкинская деревня для «Ревизора»). Как видим, реальная жизнь в очередной раз оказалась намного фантастичнее самых смелых замыслов театральных постановок, которые по крылатому выражению Шекспира должны стать зеркалом своего времени. Весь вопрос в степени кривизны этого зеркала.

В своем «Ревизоре» тезка городничего режиссер Антон Безъязыков недвусмысленно говорит о неистребимости коррупции во все времена, в том числе и сегодня. По данным Transparency International (неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру), объем коррупционного рынка в России сегодня составляет более 300 миллиардов долларов в год или треть ВВП. В рейтинге восприимчивости к коррупции Россия занимает 146 место из 180. По данным этого же агентства наиболее коррумпированными сферами в России являются правоохранительные органы, образование и здравоохранение. По Гоголю – те же самые сферы, которые олицетворяют судья Ляпкин-Тяпкин (арт. Т.Шилов), смотритель училищ Хлопов (арт. А.Емельянов) и попечитель богоугодных заведений Земляника (арт. Д.Гильманов).

Эксперты определяют коррупцию как «злоупотребление государственной службой в целях личной корысти». Они же разделяют страны по уровню коррупции на три категории: страны с эндемической (системной) коррупцией, страны с эпидемическими вспышками коррупции и страны, где коррупция ограничена отдельными эпизодами. СССР был страной, где коррупция была ограничена отдельными эпизодами (вспомним знаменитое дело Елисеевского гастронома в Москве) и тогда в основном брали борзыми щенками.

Россия по Гоголю является страной системной коррупции. Об этом же говорит и режиссер спектакля о сегодняшней России. Но, в отличие от драматурга, он не видит выхода из этого тупика. Гоголь в своей комедии оставил маленькую щелочку надежды в знаменитом финале комедии в форме немой сцены. А.Безъязыков сознательно отказался от такого финала и предложил другой. В своей рецензии на спектакль О.Гулик пишет: «…режиссёр сделал финал открытым: когда Сквозник-Дмухановского уже потребовал к себе приехавший таки настоящий, а не «обманный» ревизор, занавес опускается, ложится на сцену, и вновь становится видно все, что там происходит. А там – продолжается жизнь по заведенному распорядку, и под руководством бывшего почтмейстера, а теперь, видимо, «и.о.» городничего белый замок вновь надувается, возвышается над актёрами и зрителями, возводится новая потёмкинская деревня для очередного проверяющего…». Все так, кроме одного – это у Гоголя финал открытый – немая сцена, а у Безъязыкова он закрытый – ничего не изменилось и я с ним согласен.

Забавность ситуации подчеркивает то, что «первыми зрителями новой постановки стали резиденты и гости Кузбасского медиаклуба: представители СМИ, PR-специалисты компаний и организаций, преподаватели и студенты профильных специальностей кемеровских вузов, психологи, представители общественности региона, областного Совета народных депутатов, правоохранительных органов» (см. статью «Готовность «делиться с ближним» не всегда похвальна…», опубликованную на сайте театра и в нашей Интернет-газете). Там, в частности, говорится: «Немало поспорили о терминологии, причинах, своем личном отношении к «взяточничеству», «коррупции». По мнению участников встречи, постановка многих «кольнула» режиссёрским видением безысходности ситуации… Согласно блиц-опросу, проведенному среди участников встречи, 60% участников подтвердили свою готовность «решать проблему» стоимостью презента выше 2 тыс. рублей, тем не менее, по результатам второго опроса (проведенного здесь же с теми же участниками, но с несколько иначе сформулированными вопросами) показали, что свыше 70% участников признали взятку «правонарушением, которое они осуждают» и «стараются не делать»….

Ребята, резиденты и гости Кузбасского медиаклуба! Вы же поддерживаете системную коррупцию своими шестьюдесятью процентами, а потом говорите, что постановка вас «кольнула» режиссёрским видением безысходности ситуации! На мой взгляд, вам абсолютно точно подходит эпиграф Гоголя к «Ревизору»: «На зеркало неча пенять, коль рожа крива». Вы кого надуваете своими семьюдесятью процентами, признав взятку правонарушением, которое вы осуждаете?! И глубокомысленные объяснения старшего прокурора отдела государственной службы и кадров (психолог) прокуратуры Кемеровской области Алексея Бугайца того, что «сей факт является фундаментальной ошибкой атрибуции» (см. там же) лишь подчеркивают сей факт. Кто там, у Гоголя, Ляпкин-Тяпкин?

Однако, вернемся к спектаклю. В нем есть вставные номера (дивертисменты), которые, на мой взгляд, излишни. Например, в одной из сцен «группа поддержки» городничего бегает по залу и раздает зрителям флажки – нет, не с эмблемой медведя на синем фоне, — а с карикатурой на кого-то жутко похожего в профиль. Или сцена челобитной Хлестакову на городничего от купцов, что у Гоголя, в спектакле заменена жалобой «народа», размахивающего клетчатыми баулами, которые так популярны сегодня у челноков и торговцев на рынках. Режиссер слишком дидактично и навязчиво напоминает нам, тупорылым, что этот спектакль о сегодняшнем дне.

В финале спектакля «и.о.» городничего выполняет почтмейстер (засл. артист России В.Мирошниченко), хотя вместо него мог бы быть любой из его камарильи. Выбор режиссера на роль «и.о.» городничего именно почтмейстера, мне кажется, не случаен. Почтмейстер В.Мирошниченко наиболее убедителен среди остальных прохвостов.

Теперь о городничем (арт. А.Измайлов). В своих замечаниях для актеров Гоголь пишет: «Городничий, уже постаревший на службе и очень неглупый по-своему человек. Хотя и взяточник, но ведет себя очень солидно; довольно сурьезен; несколько даже резонер; говорит ни громко, ни тихо, ни много, ни мало. Его каждое слово значительно…». Именно такого человека и играет А.Измайлов. Только вот в контексте спектакля не очень понятно как такой «сурьезный» человек лопухнулся с Хлестаковым? Впрочем, и на старуху бывает проруха – вот и поплатился должностью

Наконец, о Хлестакове (арт. И.Крылов). Говорят, актер сильно похудел, готовясь к этой роли. Еще бы не похудеть, когда за спиной стоят такие великие, начиная с Михаила Чехова и заканчивая Андреем Мироновым! Однако, диета явно пошла на пользу полному тезке Хлестакова — Крылов тоже Иван Александрович! Если вы помните, Хлестаков жутко голодал до встречи с городничим этого уездного городка. Не знаю, эти ли совпадения сыграли свою роль, но, как пишет Л.Ольховская (см. ее рецензию на нашем сайте под заголовком «Смеясь, не удалось расстаться с прошлым»), она действительно стала для него звездным часом.

В то же время, спектакль не лишен недостатков. Мне не очень понятно, отчего почти все актёры так суетятся и громко кричат? Как говорил городничий: «Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?». Еще Шекспир говорил устами Гамлета «…не пилите воздух этак вот руками, но всем пользуйтесь в меру». Впрочем, это вполне можно объяснить премьерным волнением и надеюсь, что со временем спектакль войдет в спокойное русло и будет иметь успех у зрителя, долгую и счастливую сценическую жизнь.

P.S. А бассейн на Игрени новый главный врач все-таки поставил. Теперь уже капитальный.

 

 

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть